Joomla 2.5

Потом тебя больше не будет

«Потом тебя больше не будет». Эта фраза взята из наставления пилотам камикадзе:

«Когда цель окажется в пределах видимости, наведите прицел на середину корабля.

Войдя в пике, крикните изо всех сил "Хисатс!" (Рази без промаха).

Принципиально важно перед столкновением не закрывать глаза.

Внезапно вы почувствуете, что плывете по воздуху.

В этот момент вы увидите лицо матери.

Все цветы сакуры Святилища Ясукуни в Токио радостно улыбнутся вам.

Потом вас больше не будет".

 

 Проблема смерти универсальна. И японцам тоже страшно умирать. Но как пронзительно написаны эти слова для людей, заведомо знающих, что они не вернутся. Что может поддержать человека во время ухода? Образ матери, святыня, цветущий сад. И понимание неизбежности. В этих словах нет надежды, но нет и обречённости. Есть Принятие. То, что так тяжело даётся современному человеку. Ему всегда есть что терять, и есть о чём сожалеть, ещё до того, как потеря совершилась.

Темой обучающего модуля по расстановкам, в котором я участвовал, была смерть, потери, тяжёлое в Роду. В расстановках, так или иначе, возникают запросы о потерях и о неспособности человека с этим справиться. В нашей культуре мало говорят о смерти и о сопровождении тех, кто пережил потерю. Подразумевается, что как-нибудь само рассосётся. И часто люди просто «зависают» в своих состояниях на года.

Расстановки являются одним из немногих инструментов, позволяющих работать с такими непростыми темами. Чувство потери является системным признаком разлада системы. Чем сильнее связь с ушедшим, тем больнее переживается утрата. Лучшим способом помощи во все времена является время. Скорби нужно отдать должное, но не стоит позволять ей стать ведущей эмоцией.

Даже расстановки не могут справиться со скорбью. Тем не менее, раны могут заживать. И если это не происходит, то, скорее всего, страдающий переживает сильную идентификацию с ушедшим. И соответственно, в таком положении не может жить полноценно, поскольку часть его души не живёт. Вот здесь и возможна помощь.

Можно показать наличие идентификаций и помочь клиенту увидеть неизбежность произошедшего. Иногда важно просто указать на то, что своим переживанием человек берёт на себя функции Того-Кто-Способен-Изменить-Порядок-Вещей. А это не так. Мы всего лишь люди и всегда будем сталкиваться с утратами. С потерей чувства, отношений, утратой близкого человека.

Психолог Элизабет Кюблер-Росс долгое время работала с неизлечимо больными людьми. В своей книге «О смерти и умирании» она описала пять стадий горя, которые проходит человек, узнав, что он скоро умрёт. В разных вариациях это описание сейчас используется в том числе и в расстановочном пространстве для понимания, на какой стадии находится пациент и как ему можно помочь.

 

1-я стадия. Отрицание.

Сознанию очень непросто принять тот факт, что его больше не будет. Это невыносимо и человек всячески пытается вытеснить факт близкого конца. Даже если речь идёт, например, не о смерти, а о прекращении отношений. Даже самые очевидные факты не могут убедить, что уже всё. На этом этапе помощью может быть помощь в осознании неизбежного.

2-я стадия. Гнев. «Почему это случилось именно со мной?» . Так можно описать это состояние. И ещё, «этого не случилось, если бы…». Здесь можно помочь, работая с понятиями Судьбы, Необратимости, признании Всшей Силы. Людям, кому близка восточная традиция можно работать с понятием Кармы.

3-я стадия. Торг. Делаются попытки как-то договориться с теми, кто может изменить. Обычно обращаются к Богу как источнику Чуда. Тут можно только рекомендовать принятие. «На всё воля Бога».

4-я стадия. Депрессия. У человека почти не остается сил. Торг ничего не дал и «руки опускаются». Падает интерес ко всему, и к себе тоже. Слабый контакт с реальностью.

5-я стадия. Принятие.

Доктор Элизабет не считала последовательность этих стадий строго линейной. На каждом этапе возможны колебания в ту или иную сторону, но общие тенденции есть. кто-то может предлагать больше стадий, но в общем, если изображать графически процесс принятия неизбежного, то пяти пунктов достаточно, чтобы полноценно описать динамику происходящего.

Избегание темы смерти в повседневной жизни ведёт к тому, что почти каждый человек, сталкиваясь с необратимыми потерями в своей жизни, не имеет хотя бы приблизительного алгоритма адаптации этого опыта в свою жизнь. Многие люди много лет переживают потерю, поскольку встретились со слишком большой болью и не смогли найти ресурс для её преодоления. Или наоборот, не знают и бояться горевать и потом в своей последующей жизни переживают сложный комплекс чувства вины, неоплаканной потери и страха.

Гуманистическая роль расстановок как раз очевидна именно в этом вопросе смерти и потерь. Расстановочное пространство позволяет работать не с локальным событием, а с перспективой развития. Что-то заканчивается, но жизнь продолжается и Род живёт.   И важно не просто проговорить слова о будущем и о новых возможностях, а дать клиенту пережить эти состояния. Через заместителей, а лучше, когда он сам войдёт в расстановочное поле.

Для расстановщика важно сохранять нейтральность в происходящем. Легко уйти в жалость и желание уменьшить проявление боли. Но это не будет помощью. Важно уважать позицию клиента и сопровождать его в процессе расстановки, при этом не мешать ему переживать. Иначе будет локальная психотерапия, которая вроде бы тоже помогает человеку справиться с конкретной болью, но не даёт понимания.

В случае работы с темой смерти особенно важна позиция расстановщика как посредника, свидетеля и психопомпа – проводника души. Он сопровождает, но не навязывает. Это непросто и подразумевает, что сам расстановщик проработал для себя эту тему.

В традиционных обществах повсеместно использовались специальные обряды перехода и адаптации людей, переживших утрату, к новым обстоятельствам. Вряд ли то общество было более гуманным, чем современное. Другое дело, что в прошлом для коллектива была важно сохранять психическое здоровье всех членов. Поэтому вырабатывались специальные практики, поддерживающие социальную психическую норму. Древнейшие религиозные системы, основанные на шаманском видении мира, уже обладали вполне эффективными практиками помощи людям в сложных психологических ситуациях, в том числе относительно проводов души умершего. Получив опыт успешных проводов души, родственники умершего могли интегрировать в свои скорбные переживания ещё и хорошую весть: с их близким человеком всё хорошо и можно жить дальше, не отравляя свою жизнь неутешимой скорбью. Развитие общества формировало новые религиозные традиции, но проводы души существуют в той или иной форме во всех религиях.

В современном обществе религия играет малую роль в жизни человека. Хотя большинство людей признают себя верующими, но связь с Традицией ныне почти утрачена. Сейчас человек желает свободы, в том числе и от религиозных обязательств. Но, освобождаясь от обязательств, он теряет и права - баланс соблюдается. И, когда всё относительно хорошо, то про церковь вспоминают редко. Но в жизни почти каждого человека бывают тяжелые потери. И когда страдающий обращается туда, где он надеется получить помощь - в церковь, утешение может и не прийти. И не потому, что священники отказывают. Просто важным условием помощи является вера, а её за пять минут не вырастишь. Можно много морализировать по этому поводу, но лучше принять это как факт. Мы живём в неверующем обществе, где число воцерковлённых не больше 10-15 процентов. Остальные – формально верующие.

Но таким людям тоже нужна помощь. И в таких тяжелых случаях в роли помощника могут выступать психологи, психотерапевты. Расстановочные методы можно рассматривать как результативный способ работы с запросами на тему смерти и другими тяжелыми событиями. В таких ситуациях простого утешения бывает мало. Для скорбящего важно не получить сожаление, которое ещё больше удерживает в рамках страдания. Важно дать возможность посмотреть на ситуацию со стороны, увидеть сложные процессы внутри Рода и других систем и осознать величие жизни.

Там, где рождение, там и смерть. И новое рождение. Состояние «принятия», о котором сейчас много говорят в разных контекстах, как раз и проявляется ярче всего в случаях потерь. Не отрицать, не гневаться на мир и себя за произошедшее, не закрываться в скорлупе своей скорби. А посмотреть на это и принять. И отпустить.

Расстановщик – не бог. Он не может вернуть ушедшего и остановить болезнь. Но он может сопровождать клиента в его движениях души и этим оказывать поддержку. И  важно, что расстановщик не оценивает и не навязывает, но находится рядом. Это тот, у кого достаточно мужества и сострадания, чтобы вместе с клиентом смотреть на происходящее с уважением. У кого хватить внутренней силы поставить в расстановочном поле смерть клиента или его родственника и выдерживать это.

Но чтобы уметь это делать, нужно сначала обязательно для себя принять эту правду - «потом тебя больше не будет».

 11.03.13

борис медвидь

дерево перемен