Joomla 2.5

Отделиться от родителей. Сепарация

Этот текст – о сепарации, т.е. отделении от родителей. Отделении не столько физическом и финансовом (с этим почти все как-то справляются), сколько психологическом. Ведь можно давно не жить вместе с мамой и папой (их самих может уже не быть в живых), но долгие годы находиться под влиянием их установок, оценок, суждений, действовать с оглядкой на них, вести с ними внутренний диалог, вновь и вновь пытаясь что-то доказать.

В свое время для меня большим открытием стала периодизация отношений с родителями, озвученная моей преподавательницей М.Е. Ланцбург.

1 этап: «симбиоз со знаком плюс».
Это период от рождения до 10-12 лет – когда ребенок во всех смыслах зависит от родителей и находится в слиянии с ними. Мама и папа — самые значимые для него фигуры, их авторитет (пока) непререкаем.

2 этап: «симбиоз со знаком минус».
Идеалы рушатся. Ребенок (уже подросток) начинает сопротивляться прежней зависимости и все больше ориентируется на мнение сверстников. Начинаются претензии, растет недовольство и разочарованность родителями, которые уже не могут (или отказываются) удовлетворить растущие желания отпрыска (купить новый айфон, например).

Значение этого периода – в расставании с иллюзиями, в принятии мира со всеми его ограничениями, страданиями, несправедливостью. В понимании, что родитель – не бог, а всего лишь обычный человек со своими слабостями и недостатками. В идеале, подросток должен сделать вывод, что детство – заканчивается, надо становиться более самостоятельным и взрослым, учиться отстаивать свое мнение, защищать то, что для тебя дорого и важно, поступать по-своему, нести за это ответственность и перестать что-то ждать от мамы и папы.

3 этап: автономия.
Это и есть та самая свершившаяся сепарация, когда человек психологически отделяется от родительской семьи, начинает опираться на себя, рулит своей жизнью сам. Когда он нашел свое уникальное, неповторимое «Я», выстроил границы и – самое главное – уже не зависит от суждений и эмоциональных реакций родителя. Не «ведется» на провокации, не лелеет свою обиду и не пытается оправдаться.

Отделившийся, сепарированный, ставший взрослым и зрелым «ребенок» уже не ждет, что родитель будет проявлять заботу и любовь, если он на них неспособен. Это очень важно – осознать, что вас могут не любить. Отыгрывать на вас свои собственные травмы, реализовывать за ваш счет свои потребности. И не любить. У каждого человека – свои ресурсы. Кто-то не умеет петь, а кто-то не умеет быть мамой (папой).

Чтобы отделиться, надо сначала хорошенько объединиться, а затем и хорошенько повоевать – т.е. качественно пройти первые два этапа. Однако до автономии редко кто доходит. Обычно люди застревают на каком-то этапе – либо «симбиозе +» (мама остается главным человеком всей жизни и основной эмоциональной привязанностью), либо «симбиозе –» (вечной конфронтации с родителями, попытках им что-то доказать).

Автономия же подразумевает не отношения ребенка и родителя (и совершенно неважно, кто на самом деле ребенок, а кто родитель, сплошь и рядом происходит инверсия – когда дети с малых лет выполняют роль родителя по отношению к маме или папе). Она подразумевает отношения двух взрослых людей без эмоциональной зависимости.

Эмоциональная зависимость – это чрезмерная важность для тебя другого человека, сфокусированность на отношениях с ним (причем не обязательно эти отношения приятны и доставляют удовлетворение). Это постоянная потребность в его присутствии (опять же не обязательно наяву, а, например, во внутрипсихическом пространстве). Это когда на тебя сильно влияют его настроения, слова, желания. Когда ты чувствуешь ответственность за его эмоциональное или физическое состояние. Когда «собираешь» его ожидания и пытаешься им соответствовать, угодить. Или наоборот, отстаиваешь право быть собой. Все время отстаиваешь. Борешься. Протестуешь. Споришь.

Что же в таком случае эмоциональная независимость? Я уже приводила этот пример:

Допустим мама недовольна своей взрослой дочерью и критикует ее. Эмоционально зависимый «ребенок» будет испытывать стыд, вину или огрызаться в ответ, даже если прекрасно знает, что прав. Эмоционально независимая дочь не будет чувствовать ни вину, ни возмущение. Она будет лишь сожалеть о том, что мама испытывает неприятные для нее самой эмоции. И все. При этом ее (дочери) собственный эмоциональный мир затронут не будет. Мамино недовольство не станет трагедией, не подтолкнет к каким-то действиям и не снизит самооценку.

Отделиться от родителей, ограничить их влияние и вмешательство в свою жизнь – не значит разрушать связи. Это значит «перезагрузить» свои отношения, наладить контакт «взрослый-взрослый» на основе взаимоуважения. Признать, наконец, за собой право не соответствовать родительским ожиданиям, не отвечать за ситуацию в родительской семье, не отдавать им «долги», не ощущать себя виноватым. Но и! Позволить и родителю быть таким, какой он есть (был) – требовательным, критикующим, «неправильным», неидеальным.

Я («ребенок») — это я. Ты (родитель) – это ты. Мы самые близкие друг другу люди. Но мы (уже!) отдельные (чувствовать свою отдельность от других людей – вообще очень полезный навык). Тебе может что-то во мне (или моей жизни) не нравиться. Я могу на это «не нравится» не реагировать и жить своей головой. У каждого из нас – свой путь, свои ценности, свои решения и свое право на ошибки. Мы не устраиваем боевых действий, не переходим границы, не считаем, что кто-то кому-то что-то должен. Мы не используем друг друга, чтобы заполнить внутреннюю пустоту и придать своей жизни смысл. Мы радуемся тому, что мы друг у друга есть, такие, несовершенные, небезгрешные, но очень родные. Что мы живем, дышим и у нас есть еще время сказать, как мы благодарны друг другу, а если что не так – попросить прощения.

Безусловно, это процесс двусторонний. Ребенок отделяется и становится взрослым, родитель – отпускает и эту взрослость признает. Но даже если родитель не готов отпустить, достичь автономии возможно. Да, это большая, серьезная и трудная психологическая работа, но она может быть успешна. Ее итог: признать, согласиться с тем, что родители – те, которые есть (были), других не будет. Принять в родителях родителей, увидеть смысл в той маме и в том папе, которых дала природа. Поблагодарить их за жизнь и простить за ошибки.

В тот день, когда ребенок понимает, что все взрослые несовершенны, он становится подростком; в тот день, когда он прощает их, он становится взрослым; в тот день, когда он прощает себя, он становится мудрым (с). Олден Нолан

«Никто никогда не добьется обособленности или автономии, считая другого плохим или неправым… Обособленность появляется только тогда, когда дети видят как хорошее, так и плохое в своих родителях, а также и в самом себе» (Б. и Дж. Уайнхолд).

Ирина Чеснова

life healing spacе