Joomla 2.5

Особенности пути ученичества

 

 Ученичество – очень важное понятие для любого человека, который хочет встать на духовный путь. Быть учеником значит совершенно соблюдать дисциплину, иметь нерушимую приверженность мастеру и посвятить тому пути, которым он следует, всю свою жизнь.

Существует ряд качеств, к обретению которых ученикам нужно стремиться, чтобы стать достойными встречи с учителем. Ведь размышлять о том, каким замечательным во всех отношениях человеком должен быть мастер, очень легко; и при известной придирчивости можно даже прийти к выводу, что большинство учителей недостаточно хороши, чтобы быть Гуру. Но взглянем внутрь себя и задумаемся: а достойны ли мы сами того, чтобы учиться у совершенного мастера? Покопавшись в себе как следует, мы можем обнаружить очень много такого, что стоило бы проработать, прежде чем отдаваться кому-нибудь в ученики. Но для начала – продолжая метафору сосуда – нам надо стать сосудом, свободным, по крайней мере, от трёх основных недостатков.


Первый недостаток состоит в неправильном положении сосуда. Если сосуд перевёрнут, то сколько в него ни лей, внутрь всё равно не попадёт ни капли. Таковы ученики, которым, как говорится, всё как об стенку горох. Они не могут быть вместилищем учений, поскольку не прислушиваются к учителю. Правда надо сказать, что среди западных людей этот недостаток не очень распространён, и обычно они бывают довольно заинтересованными слушателями. Наверное, это связано с тем, что в целом у них высокий уровень образования: они привыкли учиться, привыкли посещать лекции, и если приходят на лекцию, то ожидают вынести из неё какие-то новые знания. Так что фиксировать информацию у них получается отлично. А вера приходит со временем.


Второй недостаток заключается в наличии дыр и трещин. Всё, что вливается внутрь такого сосуда, немедленно вытекает из него обратно. Это о рассеянных учениках, которые слушают учителя, но слушают невнимательно, поэтому не воспринимают учение должным образом.


Третий недостаток – грязная поверхность. Это тот случай, когда сосуд стоит правильным образом, на нём нет повреждений, но им всё равно нельзя пользоваться, потому что он грязный. Здесь имеются в виду те ученики, чья мотивация нечиста. Слушать они могут очень внимательно, но воспринимают мало, поскольку захвачены своей гордостью и не могут довериться той истине, которая изложена в учении. У них всегда наготове какие-то замечания и оговорки, и в их уме таится множество всяких «но». Сюда же относятся печальные ученики, которых сковывает переживание собственной неадекватности. Они могут приходить на учения, могут иметь в них веру. Но им не хватает уверенности для того, чтобы попытаться приложить учения к жизни. Они как бы уклоняются от практики; так что реальной пользы от учения они не получают.

Будучи западными людьми, мы обладаем очень критичным умом, так что нам, скорее, надо стремиться к тому, чтобы быть более открытыми. Дело в том, что если у нас уже есть некоторое предвзятое мнение, то оно оказывает искажающее воздействие на всё, что мы слышим. Вот, например, ситуация, когда мы слушаем одного учителя, а потом идём к другому, имея в виду сравнить их слова и выявить нестыковки. Действуя таким образом, мы создаём причины для внутреннего конфликта и ощущения замешательства, из-за которых потом не сможем воспринимать учение во всей его полноте.

Процесс передачи учения основывается отнюдь не на понимании слов. Он происходит в очень глубинных областях психики, в сфере интуитивного; и поэтому для сознания факт передачи может остаться совершенно незамеченным и ещё некоторое время никак на этом уровне не проявляться.


Если человек стремится стать учеником, то сначала он должен принять обет. И у него должно быть чувство императивной потребности в этом; ощущение, что на нём лежит миссия, которая может быть исполнена только так. Он должен быть убеждён, что учения принесут ему благо, и должен быть стоек в своём намерении, несмотря на все мирские препятствия. Но если у человека нет этого чувства призванности, то он будет пасовать при малейших трудностях и под любыми предлогами стараться уклониться от учения и практики; а как следствие – продвигаться чрезвычайно медленно. На самом деле, вы обязательно преодолеете все препятствия, если не будете сдаваться, а будете смело смотреть им в лицо. Да и какой же это ученик, если он сдался? Такого человека можно назвать только пораженцем – но уж никак не учеником.

Четыре основных препятствия, с которыми сталкиваются ученики:

Первое препятствие, с которым мы можем столкнуться – это наше невежество. Если мы не способны понять учение, мы будем мало продвигаться вперёд. Невежество опасно тем, что мешает человеку узнавать новое и таким образом поддерживает самое себя.


Второе препятствие – это неуважение. Если у человека нет подлинного уважения к себе, то у него не получится испытать это чувство ни в отношении учения, ни в отношении учителя.


Третье препятствие – легкомысленность. Если человек недостаточно серьёзно относится к духовному пути, и его решимость слаба, то внешние влияния могут легко сбить его; поэтому в практике и учении такой человек будет проявлять нестабильность.


А четвёртое препятствие – особая сила загрязнений: алчности, ненависти, неведения, ревности и высокомерия, – которая заставляет человека чувствовать, что буддийские учения слишком возвышенны и чисты, чтобы быть применимыми к его жизни. С крайне сильными загрязнениями люди обычно пытаются бороться какими-то иными методами, поскольку не верят, что учение может чем-то помочь таким, как они.


Но ни одно из этих препятствий не является приговором для нашей практики; и если мы проявим достаточное упорство, то постепенно сможем все их преодолеть. Учения развеют наши сомнения, рассеют мрак нашего невежества; и тогда наша вера в них станет более крепкой. А если мы будем сильнее верить, то и наша самооценка улучшится, мы станем более уверенными в себе, и наша решимость продолжать учиться также, как следствие, возрастёт. В нас не останется и следа непочтительности по отношению к учениям и учителю, как бы долго это чувство ни таилось у нас в душе. Учения прочно напечатлятся в нашем уме, оказывая благотворное воздействие на наше поведение на всех трёх уровнях: ума, речи и тела. И мы отбросим свои загрязнения, таким образом оставляя четвёртое препятствие позади.

В прошлом мы часто действовали неосознанно, повинуясь укоренившимся импульсам, происхождения которых не понимали; но на этом этапе грубые загрязнения будут иметь над нами куда меньшую власть, и мы будем способны замечать в своём поведении также и те паттерны, которые связаны с загрязнениями более тонкого уровня. Мы начнём работать над этими загрязнениями; и опыт, приобретённый нами, наполнит нас верой в то, что нам удастся преодолеть и их.

Сказано, что если человек даст обязательство преодолеть эти четыре загрязнения, то в его душе будет жить ощущение ученичества, в силу которого он будет чувствовать. приверженность, почтение и уважение как к своему учителю, так и к другим ученикам. Также оно отразится в том, что он будет очень серьёзно и внимательно относиться к своим обетам и клятвам; станет более сконцентрированным и упорным в отношении учёбы и ежедневной практики. Его познания расширятся, вера окрепнет. И по мере того, как он будет достигать успеха в укрощении ума, будет также расти и его осознанность.

Если он не покинет путь, то постоянно наблюдая за действиями своих тела, речи и ума, он будет всё лучше понимать свои особенности и овладеет такой степенью контроля над своими эмоциями и привычными способами их проявления, о какой раньше и не мечтал. Он станет более спокойным и толерантным, но также и более настойчивым в учении. Так что в какой-то момент он даже может начать досаждать учителю в своём старании овладеть всякой премудростью, какая только есть. Чем дольше такой ученик общается со своим учителем, тем большим взаимным уважением они проникаются, и тем более близкой становится их дружба. Но если вы просто пришли на церемонию и что-то там получили от человека, которого никогда после этого не увидите, то от одного этого вы ещё не делаетесь учеником.

Нахождение в ученичестве предполагает, что вы поддерживаете со своим учителем отношения, и делаете это на протяжении длительного периода времени. Именно эти отношения дают возможность происходить таким глобальным переменам в личности, характере и поведении ученика, что через некоторое время они становятся заметны даже для тех, кто очень мало знаком с ним. В частности, ученик обретает способность выносить любые критические замечания своего учителя, как бы сурово они ни звучали.

Когда Будда приходил в этот мир, нас не было рядом с ним. Да хотя бы и были – это не отменяет того факта, что мы всё ещё здесь находимся. И поэтому мы в таком долгу перед Гуру, который занимается нами сейчас. Это он тот человек, который оказался в нужное время в нужном месте, чтобы установить над нами линзу – в том положении, как это лучше всего для нашей ситуации, – и тем самым дать солнцу возможность испепелить наши загрязнения. И если опыт взаимодействия с Гуру оказался для ученика именно таким, то в дальнейшем он будет относиться к своему учителю с безграничными преданностью и почтением. И чем больше он будет продвигаться в практике, тем более сильной будет становиться его приверженность. Вообще, качество взаимоотношений Гуру и ученика является очень неплохим показателем того, растёт этот ученик или нет. Если вера и преданность в ученике крепнут, то и его практика расцветает. Также верно и обратное.

Гуру является для нас олицетворением учения, поскольку если мы получаем учение, то только через посредство Гуру. Таким образом любовь к учению и приверженность Гуру оказываются связанными неразрывным образом. Говорится, что для практикующего гуру-йогу даже глупости, которые совершает его Гуру, прекрасны. Вера такого ученика настолько сильна, что никакое действие Гуру не может показаться ему некрасивым. И эта сила веры позволяет его восприятию трансформировать реальность. В достигшем такого уровня ученике можно обнаружить многие из достоинств, которые характеризуют его учителя. Он становится держателем знаний, учений и мудрости своего Гуру.
В тибетском языке слово «ученик» звучит как лоб ма. Лоб – это учение, а ма – мать. То есть, если переводить дословно, ученик – это мать всего учения. Матерью учения ученик является в том смысле, что способен порождать знание в себе и далее передавать его другим. А если человек сам не может учить, значит, как ученик он никуда не годится. Хороший ученик хорошего мастера чувствует, что распространять учение дальше – его долг; и он делает для этого всё возможное. Такой ученик ощущает себя продолжением учителя. И когда он становится способным претворять желания своего учителя в действительность, его ученичество считается завершённым. А главное желание учителя обычно состоит в том, чтобы учение продолжало жить.


Знания и мудрость не являются чьей бы то ни было собственностью. На учение не может быть авторского права. Восприняв учение из уст своего наставника, человек свободен практиковать его, осуществлять и передавать дальше. Поступая так, он сможет принести пользу другим. Возможно, со временем он начнёт презирать то, чем он занимался в прошлом, но он не пожалеет ни об одной секунде, потраченной на развитие собственной практики и на помощь другим существам. Накопление знаний не должно быть самоценностью для ученика. Ему необходима не информация как таковая, но умение применять её для решения реальных проблем. Знания даются ученику затем, чтобы он мог вычистить ими свой ум от накопившейся там ржавчины. И если мы становимся учениками, то для того, чтобы научиться жить, а не для того чтобы овладеть какой-то способностью или профессией. Учение – это не хобби. Это то, что нужно нам постоянно, как воде нужно течь, чтобы она не застаивалась. И здесь недостаточно простого желания учиться; это должно быть для человека вопросом жизненной необходимости. Только в этом случае он сможет передавать дух учения другим.


Любая мысль должна осознаваться нами как пустая от независимого существования. Мысли приходят и уходят. Они несубстанциональны. Поэтому нам не нужно беспокоиться по поводу тех или иных своих мыслей, не нужно впадать из-за них в депрессию, злиться и возбуждаться. Данный обет не предполагает размышлений о природе мыслей или об их содержании; чтобы его выполнять, достаточно просто позволить своим мыслям возникать и исчезать, как им заблагорассудится. Ведь проблемы, на самом-то деле, возникают только тогда, когда мы пытаемся выражать свои мысли. Тут-то у нас и откладываются всякие загрязнения и неблагоприятные кармические отпечатки.

Завершением нашей работы станет достижение просветления. Придёт момент, когда знать будет уже нечего; наступит совершенная ясность, исчезнут границы, разделяющие субъекта, объект и идею, и продолжать накапливать информацию больше не будет нужно – вместо этого понадобится способность интерпретировать собранные знания и привносить их в жизнь. Об этом этапе говорят как о торможении развитого ученика. Сказано, что когда ученик его достигает, то у него появляется ощущение, что интеллектуальных упражнений и изучения теории с него достаточно – пора опуститься на уровень сердца. Там, в сердце, им и будет обретена истинная реализация.

Не бывает такого момента, когда мы должны переставать чувствовать себя учениками. Но хотя войти в ученичество легко, удержаться в нём очень трудно. И поэтому так важно, чтобы люди понимали, сколько пользы им может принести ученичество и какой это огромный источник радости. Люди вступают на путь и вне пределов монастыря. И там они тоже могут ощущать себя сосудом, который готов стать вместилищем чего-то. Кстати, а сами вы уже наполнились? Или ещё есть место?

Источник kata-rasen

Из "Ламдрэ" - учение "Путь и Плод" (тиб. lam 'bras – Ламдрэ, букв. "Путь и Плод"), основателем которого считается индийский махасиддха Вирупа, впервые проникло в Тибет благодаря Дрогми Лоцаве (тиб. 'brog mi lo tsa ba) (993-1050гг). Сам Дрогми Лоцава является основоположником тибетской школы Сакья (тиб. sa skya).